Живая лента

Через тернии — к эфиру: как в деревнях переходят на цифровое ТВ

Через тернии — к эфиру: как в деревнях переходят на цифровое ТВ

Сегодня, 10:42Экономика

Цифровое телевидение победно наступает на страну. В войне с аналоговым вещанием без жертв, разумеется, не обходится. В их число попали жители многих деревень и пенсионеры, которые так и не понимают, почему купленная за отнюдь не лишние деньги приставка не работает как положено, или не работает вообще.

Людмила Бутузова, Орловская область

О том, что пришел час цифрового вещания, Орловская область узнала 3 июня, когда в городах и селах разом погасли экраны 100 000 телевизоров.

— Чего только ни делал — кнопками щелкал, туда-сюда ворочал – нет картинки, — подал корреспонденту «НИ» сигнал SOS знакомый пенсионер из деревни Осинки Виктор Иванович. –По Пятому, где у меня «След» шел, теперь бубнят одно и тоже: установите приставку и будет вам 20 каналов бесплатно. Не надо мне двадцать! Верните, какие были! Нет, они насильно лезут…

В принципе дедушка не против технического прогресса, но отключение аналогового вещания страшит пожилых людей не меньше, чем задержка пенсионных выплат. Многие пенсионеры живут телевизором, это их главная слабость, последнее развлечение и что уж там – единственная возможность увидеть «большой мир». Тем обиднее, что государство этим воспользовалось и провернуло «цифровую реформу» за счёт самого обездоленного населения. А как это назвать иначе, если у людей нет выбора: либо ты покупаешь приставку и смотришь ТВ, либо сидишь у разбитого корыта.

Посидев без телевизора неделю, Иваныч дозрел, что жить без него не сможет и надо раскошеливаться. Очень вовремя подоспели коммерсанты — – за приладу размером со спичечный коробок запросили 5 000 рублей, подключение бесплатно. В их деревне такие бешеные деньги люди видят раз в месяц, когда пенсию получают. Мошенников прогнали, а больше приставку и взять негде, и как установить – спросить не у кого. По старой дружбе взвалили это дело на корреспондента «НИ». Да с радостью!

Но для начала приставку нужно было где-то купить. Вопреки рекламным уверениям, что эта штука под названием «Приемник цифрового эфирного телевидения» продается на каждом углу, ни на одном углу в Орле ее не было. Нашлась в торговом центре на окраине – валом лежала у входа в «М-Видео» и по той же цене – 990 рублей, что указывало в рекламе Министерство связи. «С утра третью корзину расхватывают», — сказала продавщица. Я тоже схватила, уже в деревне рассмотрев, что это изделие китайского производства. Интересно, почему российское министрство рекламирует чужой продукт как неотъемлемую часть реформы отечественного телерадиовещания?. Разве что из-за прописки импортера в Москве, на улице Ленинская Слобода, 19?

Спасибо и на том, что инструкция была на русском, но, разумеется, не без китайских заморочек. Во-первых, чтобы рассмотреть мелкие буквы, пришлось искать лупу, во-вторых, инструкция описывала содержимое коробки, но совершенно не объясняла, как это все настраивать и куда, например, совать три штекера, если разъема у телевизора всего два. Пришли соседи, стали советовать вставлять штекеры поочередно во все дырки. Совместными усилиями сделали не меньше сорока комбинаций – телевизор перестал выдавать даже рекламу. Позвонили на горячую линию 8-800-302-31-42. Вежливая девушка завела пластинку: «купите приставку, подключите к телевизору…»

— Ты мне про штекер скажи, — заорал Виктор Иванович. – Почему их три? Какой лишний?

Орут, наверное, все, потому что девушка тут же сменила пластинку и коротко проинструктировала: «желтый — видео, белый – аудио, красный не нужен, пусть болтается».

Сделали, как велено, — результат тот же. Опять вызвонили девушку. «Антенну к приставке, приставку к телевизору» — на автомате выдала трубка. «Все вставлено, телевизор не работает!»- звереет Виктор Иванович. «Возможно, у вас дырки с другой стороны, придется покупать коаксиальный кабель, -впервые с сочувствием и по—человечески сказала «горячая линия », явно подозревая, что у нас уже полдеревни лежит в обмороке от этого, прости господи, коаксиального кабеля. – Покупка обойдется в полторы тысячи, если заказать через интернет, то дешевле.» Отбой. Откачали всех, кто в обмороке.

После обсуждения решаем категорически отказаться от кабеля с таким названием. Пойдем другим путем. Три человека лезут на крышу и сверху высматривают телевышку, чтобы повернуть в ее сторону антенны, как советовали в телерекламе. На всякий случай сверяюсь с геолокацией в интернете: вышка находится в тридцати километрах от дома, ее не видно, но судя по тому, что телевизор еще недавно работал, антенна повернута как надо и была с вышкой в дружеских отношениях. Докладываем результат изысканий на «горячую линию». «А какая у вас антенна?» — спрашивает новая консультантка. «Труба на деревянной палке и две проволочки по бокам. – гордо говорит Иваныч. – Надежная. Я сам делал, двадцать лет стоит как вкопанная». «На цифре эта самодеятельность работать не будет, — безжалостно прерывают Иваныча на том конце провода. – Вам нужна дециметровая антенна и лучше всего- с усилителем». Смотрю на Яндексе цены:– дециметровая антенна – от 700 рублей до двух с половиной тысяч, усилитель — от 1200. Стоимость приставки на глазах приближается к новому телевизору, у которого все цифровые прибамбасы уже внутри. Но антенна все равно нужна, вон, люди пишут: «телевизор может быть даже золотой, но без хорошей всеволновой антенны это мертвяк».

— А раньше как часы показывал, — мстительно припоминает деревня. – А по телевизору говорили, что нужна только приставка, и все, про антенну не заикались.

— Ну щас я им устрою, — разошелся Виктор Иванович. — Последний раз звоню по-хорошему: «Верните мне мое старое телевидение!»

Слова не успел сказать, «горячая линия» сама высказалась: «Вы звоните восьмой раз. Откуда узнали этот номер?» Дед вгорячах ляпнул: «ЦРУ по шифровке передало». Ну и кто с ним после этого будет разговаривать?

В дальнейшем переговоры вела корреспондент «НИ», прикинувшись престарелой и социально незащищенной любительницей цифрового телевидения. Узнала много бесполезного. Например, то, что профильные чиновники оказались совершенно не готовы помочь людям настроить цифровое вещание. Сведений о том, что это такое и как получить к нему доступ, почти нет. В итоге этот информационный вакуум заполнили мошенники всех видов, — заявил юрист Центра защиты прав потребителей Константин Толкачев.

По его словам, аферисты продают консультации и настройку аппаратуры, хотя государственные волонтеры должны делать это бесплатно, достаточно пригласить их по горячему телефону региональной линии. Специально позвонила, чтобы помогли моим знакомцам в Осинках, — оказалось, что дальше Орла волонтеры не ездят, не на чем ( до Осинок 40 км, до большинства деревень – 100 — 150 км, в Москве этого не учли). Еще узнала, что те, кому отрубили эфирный сигнал, могут получить компенсацию за покупку приставки, если у региональных властей есть на это деньги (денег нет, пенсионерам и малоимущим сократили до минимума даже льготный проездной). Можно бесплатно проконсультироваться о перспективах цифрового телевидения, если зайти на сайт Минкомсвязи (с интернетом в Осинках напряг, ни одного компьютера на 20 домов). На этом – все. До конца года отключат аналог в оставшихся 50-ти регионах, распихают приставки по городам и селам и, можно сказать, «реформа» победила 30 миллионов старых телевизоров и нажила 25 миллионов откровенных врагов, которым цифровой прогресс принес сплошные убытки и проблемы.

Нельзя сказать, что телереформаторы об этом не предупреждали. С начала года по всем каналам шла агрессивная реклама: переходи на цифру, а то аналог отключат. Другое дело, что большинство, как и Виктор Иванович, не верили: как это отключат? За что и по какому праву? У него Samsung, с 2002 года пашет как папа Карло, — зачем ему еще какой-то костыль в виде приставки за тысячу рублей? Наверняка кто-то впаривает народу залежалый товар под обещание 20 бесплатных каналов. Ни сами телеканалы, ни Минкомсвязи не удосужились разъяснить, а вернее, умолчали о главном: отключают ЭФИРНОЕ аналоговое телевидение, то есть, сигнал, который передаётся радиоволнами. И коснётся это только тех, кто использует индивидуальные антенны. Такими, в основном, пользуются в малых городах и в деревнях, где эксплуатируются миллионы устаревших телевизоров, не воспринимающих современную цифровую картинку. По оценкам экспертов Минпромторга, 30 процентов телевизоров (до 33,7 млн. штук) в домах россиян способны принимать только сигнал аналогового телевидения. В случае его полного отключения от 20 до 25 миллиона человек останутся без доступа к телевизору. Это количество примерно соответствует числу российских граждан, живущих на грани или ниже черты бедности, и многие из них с нищенским месячным доходом в 7-10 тысяч рублей лишены возможности купить новую технику.

У Минкомсвязи другие сведения. В октябре прошлого года замминистра Алексей Волин заявлял, что аналоговым телевидением в России пользуется только 2-3 процента населения. В интервью «Известиям» он назвал тех граждан, кто до сих пор не приобрел современные телевизоры, приставки, спутниковые тарелки, «беспечными» и не умеющими считать, ведь стоимость приставки, по его мнению, сопоставима всего лишь с ценой «одного блока сигарет» и у людей было предостаточно времени, чтобы выбрать, какое удовольствие им милее. Уместнее было бы сравнение с индексацией пенсий на 2019 год – она тоже составляет около тысячи рублей. Но логика у замминистра примерно такая же, как у региональной чиновницы, учившей соотечественников жить «на макарошках».

Разумеется, не все чиновники такие бессердечные. В преддверии отключения аналогового телевидения и неизбежных трат населения на новое оборудование, проблемой озаботились и в Госдуме, и в Совете Федерации. «Конечно, нашим пенсионерам и многодетным семьям, у которых не всегда хватает денег на хлеб, с этим могут возникнуть трудности, — сетовала зампред думского Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Марина Мукабенова. — Именно поэтому, заботясь о гражданах, Минкомсвязь на протяжении многих лет вводила поэтапный переход на цифру, а сейчас продлевает срок аналогового вещания, чтобы дать гражданам возможность накопить эту минимальную сумму и приобрести необходимое устройство». Глава Комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков оправдывался в СМИ, что позиция правительства по переходу на цифровое вещание «очень жёсткая»: «Они не хотят менять планы. Мы можем оказать давление, но вопрос надо рассматривать на самых серьёзных уровнях». Валентина Матвиенко была готова лично взять этот уровень: «Мы рассмотрим возможность обратиться к Президенту России с этой проблемой».Сенатор Людмила Бокова призывала регионы не оставаться в стороне: «Очень важно составить списки и поддержать незащищённые слои населения».

Всеобщий стон и благородные порывы отвлекли внимание от одного весьма щекотливого момента. Реформа телерадиовещания шла в стране 10 лет (с 2009 по 2018 год). Согласно постановлению правительства, затраты на ее проведение составили 167532,865 млн рублей ( в ценах соответствующих лет), в том числе 97123,595 млн рублей за счет федерального бюджета. Это, простите, для чего? Чтобы 25 миллионов человек оказались перед пустым экраном и необходимостью приобретать ненужное им оборудование сомнительного качества?

Чего тут гадать: российские власти не скрывали, что рано или поздно настанет «час икс», когда бюджет прекратит поддержку аналогового телевещания на те населённые пункты, где живёт меньше ста тысяч человек. Теперь это решение принято и отражено в федеральном бюджете на 2019 год. Куда потекут сэкономленные на аналоге деньги – тоже не секрет. На заре телецифровизации предполагалось, что для широкого охвата телеаудитории бесплатным ТВ будут созданы мультиплексы из пяти-шести каналов, в этих пулах будут и региональные вещатели, не имеющие средств самостоятельно оплачивать сигнал. За прошедшие десять лет ситуация кардинально изменилась. Пулов осталось два, зато по 10 каналов каждый. В первый пул каналы отбирало правительство, их сигналы будут распространяться оператором – Российской телевизионной и радиовещательной сетью (РТРС) – бесплатно. В число этих счастливчиков вошли «Россия-1», «Россия 24», НТВ, «Россия-Культура», ТВЦ, ОТР, «Карусель», «5 канал» и Первый канал. Не самые бедные, надо сказать. По оценкам экспертов, доходов от рекламы Первого канала, НТВ и всех «Россий» вполне хватит, чтобы самостоятельно оплачивать аналоговый сигнал в малонаселенные пункты. В этом, казалось бы, в первую очередь, должны быть заинтересованы они сами, ведь доход федеральных компаний во многом зависит от рекламы, а заказы и цены на ее размещение обусловлены количеством телезрителей, которые смотрят тот или иной канал. Но не все так однозначно. Сельская аудитория не очень-то и важна рекламодателям: из-за низкой платежеспособности там нет спроса на их товары и услуги. Богатым каналам, получившим сигнал нахаляву, и вовсе нет смысла заигрывать с сельским телезрителем и тем более тратиться на него.

Во втором пуле ( «РЕН ТВ», СТС, «Домашний», ТВ3, «Мир», ТНТ, «МузТВ», «Спас», «Звезда»), каналы должны платить за участие – порядка 950 млн руб. в год, но для людей, купивших приставку, они будут вещать бесплатно. Для чего собран этот пул, совершенно непонятно, большинство из перечисленных каналов невозможно смотреть ни добровольно, ни принудительно, исчезни они в один прекрасный момент – никто и не заметит. А вот то, что ни в одном пуле не нашлось места региональным каналам и они вынуждены распрощаться со значительной частью своей аудитории, — это заметили все и восприняли как личную обиду.

«Отключите мне МУЗ-ТВ и включите канал «Белогорье»! — это реальное письмо пенсионера нашему губернатору», — поделилась с телерадиовещателями замглавы Белгородской областной думы, гендиректор областной телерадиокомпании «Мир Белогорья» Елена Бондаренко.- С уходом местных телеканалов для специфической, но немаленькой аудитории – самой старшей возрастной группы – уйдет и местная повестка. А она, как показали сентябрьские выборы в регионах, сейчас весьма актуальна. Другого средства коммуникации с этой аудиторией нет, только через телевизор, который по-прежнему всему голова в домах очень многих пенсионеров. Почему не подумали об этом?»

Справедивости ради, вопросы к телереформе все же возникали у Федеральной антимонопольной службы. Правда, пока не по поводу отсутствия конкуренции на рынке, а в части нарушения прав граждан. В сентябре «Коммерсант» со ссылкой на начальника управления регулирования связи и информационных технологий ФАС Елену Заеву сообщал, что ведомство хочет получить график отключения аналогового телевидения по малым городам и селам с населением до 100 тысяч человек. Однако Волин на это ответил, что графика нет и не будет. Заева, между тем, напомнила, что антимонопольное ведомство может заставить РТРС вернуть аналоговое вещание. Дальше – тишина. И она свидетельствует только о том, что правительство уже поделило пряники между основными игроками, и те, кому не хватило – останутся за бортом.

Бюджет у нас, как известно, не резиновый, двух Боливаров – и «цифру» и аналог — на себе не вытащит, как бы ни строжилась при этом антимонопольная служба. — Сложившаяся ситуация не на вечно, — полагает директор Центра региональных исследований Павел Салих. — Переход на цифру абсолютно необходим, потому что за этой технологией будущее. Это можно сравнить с тем, как в своё время произошёл переход от паровых двигателей к двигателям внутреннего сгорания, а газовое освещение сменилось электрическим. Понятно, что это процесс неизбежный и в конечном итоге он происходит в пользу потребителя. Сегодня на селе встречают «цифру» в штыки, не хотят приобретать дополнительное оборудование, всякие там ресиверы или cam-карты, жалуются, что в бесплатный пакет не вошли их любимые каналы, но стоит наладиться картинке хотя бы в одном доме, и настроения изменятся: люди оценят нововведение.

Источник


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие новости:

17 августа в 18:14Все финансы • Сытник рассказал, сколько реально угля завезли по формуле Роттердам+ подробнее

17 августа в 17:56Новости Украины • В Украину возвращается 30-градусная жара подробнее

17 августа в 17:40Все финансы • Путешествия по России подорожают подробнее